Научные наблюдения за оленями в период учета в Кавказском заповеднике

В этом году учет оленей начался в обычные сроки, с 25 сентября, несмотря на то, что по внешним признакам осень в горах только началась: бук еще весь стоит зеленый, едва пожелтели лишь березы и клен на границе леса. В горах начались заморозки, выпал первый снег (и не просто по вершинам, а даже до лесного пояса): рев оленей вошел в свою пиковую фазу. Участок № 6 объединяет Аспидный хребет, истоки реки Грустной и реки Китайки, это географический центр Кавказского заповедника. Здесь обитала одна из трех (Джуга, участок № 7 и долина Умпырки, участок № 12) наиболее многочисленных локальных группировок оленя. В 1980-х гг. здесь насчитывали в среднем около сотни и более ревущих самцов. В последние годы она успешно восстанавливается после снижения численности в конце 1990-х гг. В исследуемом районе обнаружены две крупные брачные группировки оленя. Первая располагалась в окрестностях Исаева лагеря. Здесь ревели общим числом 15 или несколько больше оленей. Ревели, не переставая ни днем, ни ночью. Большая часть на полянах у верхней границы леса. Некоторых оленей сопровождали самки, но почему то всего по одной, гаремов из 5-6 самок не наблюдали. Самки, как водится, очень чутко реагировали на малейшие посторонние движения, и мгновенно убегали, уводя за собой и самца. Но ревуны упорно возвращались на свой точек, сколько бы раз их не беспокоили фотографы. Вторая брачная компания оленей заняла гребень Грустного хребта между реками Китайкой и Грустной. Оленей-ревунов здесь было примерно столько же, что и в первой, около 15-и. Еще с десяток оленей ревели в лесных массивах долины Китайки, в цирке Джемарука, в долине Туровой балки. И таким образом, общее число ревущих самцов на участке достигало сорока особей. Поразительно, как меняется во время гона это осторожнейшее, мгновенно исчезающее при малейшем подозрении на опасность, животное. Молчаливые самцы начинают издавать чудовищные звуки, разносящиеся на километры, проявляют явные признаки агрессии ко всему вокруг, даже, в определенной степени, к человеку(!). Практически не имеющие видового запаха (не в пример кабанам, или зубрам, или даже турам) олени вдруг начинают выделять сильнейший аромат, являющийся средством ольфакторного общения. Олени-самцы вспахивают копытами и рогами луга, ломают деревья и кусты: то тут, то там по лесу слышится треск ветвей. Потом долго ходят по точку с повисшими на рогах ветками рододендрона или березы. Во время гона среди возбужденных самцов нередки драки. Это совсем не безобидные ритуальные поединки, а настоящие сражения: стремительные, опасные, захватывающие своей первобытностью. В таких драках рога ломаются, как щепки (два таких обломка мы нашли на точке Грустного хребта), а иногда, правда, очень редко, рога сцепливаются так, что их олени не могут расцепить, и тогда оба погибают (такой случай описал Н.Я. Динник в своей книге «Звери Кавказа в 1910 г.»). На оленьих точках никаких других животных не встретишь, даже зубры не могут соседствовать с такими беспокойными созданиями. Но такое время в оленьей жизни не продолжительно. Всего несколько дней, иногда неделю длится активная фаза рева оленей. Затем все постепенно затихает и приходит в норму. И опять, до следующего гона, олени вновь становятся самыми пугливыми (как говорят, антропофобными) животными Кавказского заповедника.В этом году учет оленей начался в обычные сроки, с 25 сентября, несмотря на то, что по внешним признакам осень в горах только началась: бук еще весь стоит зеленый, едва пожелтели лишь березы и клен на границе леса. В горах начались заморозки, выпал первый снег (и не просто по вершинам, а даже до лесного пояса): рев оленей вошел в свою пиковую фазу. Участок № 6 объединяет Аспидный хребет, истоки реки Грустной и реки Китайки, это географический центр Кавказского заповедника. Здесь обитала одна из трех (Джуга, участок № 7 и долина Умпырки, участок № 12) наиболее многочисленных локальных группировок оленя. В 1980-х гг. здесь насчитывали в среднем около сотни и более ревущих самцов. В последние годы она успешно восстанавливается после снижения численности в конце 1990-х гг. В исследуемом районе обнаружены две крупные брачные группировки оленя. Первая располагалась в окрестностях Исаева лагеря. Здесь ревели общим числом 15 или несколько больше оленей. Ревели, не переставая ни днем, ни ночью. Большая часть на полянах у верхней границы леса. Некоторых оленей сопровождали самки, но почему то всего по одной, гаремов из 5-6 самок не наблюдали. Самки, как водится, очень чутко реагировали на малейшие посторонние движения, и мгновенно убегали, уводя за собой и самца. Но ревуны упорно возвращались на свой точек, сколько бы раз их не беспокоили фотографы. Вторая брачная компания оленей заняла гребень Грустного хребта между реками Китайкой и Грустной. Оленей-ревунов здесь было примерно столько же, что и в первой, около 15-и. Еще с десяток оленей ревели в лесных массивах долины Китайки, в цирке Джемарука, в долине Туровой балки. И таким образом, общее число ревущих самцов на участке достигало сорока особей. Поразительно, как меняется во время гона это осторожнейшее, мгновенно исчезающее при малейшем подозрении на опасность, животное. Молчаливые самцы начинают издавать чудовищные звуки, разносящиеся на километры, проявляют явные признаки агрессии ко всему вокруг, даже, в определенной степени, к человеку(!). Практически не имеющие видового запаха (не в пример кабанам, или зубрам, или даже турам) олени вдруг начинают выделять сильнейший аромат, являющийся средством ольфакторного общения. Олени-самцы вспахивают копытами и рогами луга, ломают деревья и кусты: то тут, то там по лесу слышится треск ветвей. Потом долго ходят по точку с повисшими на рогах ветками рододендрона или березы. Во время гона среди возбужденных самцов нередки драки. Это совсем не безобидные ритуальные поединки, а настоящие сражения: стремительные, опасные, захватывающие своей первобытностью. В таких драках рога ломаются, как щепки (два таких обломка мы нашли на точке Грустного хребта), а иногда, правда, очень редко, рога сцепливаются так, что их олени не могут расцепить, и тогда оба погибают (такой случай описал Н.Я. Динник в своей книге «Звери Кавказа в 1910 г.»). На оленьих точках никаких других животных не встретишь, даже зубры не могут соседствовать с такими беспокойными созданиями. Но такое время в оленьей жизни не продолжительно. Всего несколько дней, иногда неделю длится активная фаза рева оленей. Затем все постепенно зат
1154
ихает и приходит в норму. И опять, до следующего гона, олени вновь становятся самыми пугливыми (как говорят, антропофобными) животными Кавказского заповедника.