В Забайкалье появится национальный парк «Чикой

Кто выступал против его создания? Почему китайцам разрешено вырубать чикойский кедр? На эти и другие вопросы отвечает известный в Забайкалье эколог-краевед, фотохудожник Николай Назаров. «Это детище учёных» — Николай Петрович, историю создания парка вы знаете, как никто другой. Расскажите!  Досье  Николай Назаров родился в 1946 году в Чите. Окончил Читинский государст­венный педагогический институт, Новосибирскую высшую партийную школу. Общественный деятель, фотохудожник. — Современная история парка началась в начале 90-х годов. В то время проходила международная экспедиция, которая исследовала Байкальскую природную территорию. И тогда впервые прозвучали рекомендации, что около одного миллиона двухсот гектаров необходимо зарезервировать в Забайкалье под национальный парк. И каким был результат? Противоречивым. К примеру, депутаты Красночикойского районного совета проголосовали против создания парка «Чикой». Но в 2003 году региональные и федеральные власти согласились с мнением ученых в том, что создание парка — необходимость. Инициатива создания принадлежит именно экологам, учёным. Когда чиновники говорят, что это они работали над созданием парка, то это не совсем так. В первую очередь парк — это детище учёных. После многочисленных слушаний, в 2008 году, с учётом мнения населения (75 процентов — «За»), было принято решение региональной властью о создании парка в Красном Чикое. Настало время для шагов не формальных, а практических. И в 2010-м году документы по созданию парка были направлены в Москву. — Два года ушло на промежуточный период — с момента, когда местное население сказало «да», и до момента отправки документации. Почему так долго? — Чиновничья волокита, не более. Возможно, были чьи-то интересы, сдерживающие ситуацию. 28 февраля 2014 года было подписано постановление председателя Правительство РФ Дмитрия Медведева о создании национального парка, а в июле одобрен документ, разрешающий создать федеральное бюджетное учреждение. Сегодня мы находимся на самом последнем и интересном этапе — формировании управленческого аппарата. Китайцы тайгу не жалеют? — Объясните, пожалуйста, что даст забайкальцам создание национального парка «Чикой»? — Это будет самое крупное бюджетное учреждение в Чикое — до 100 штатных единиц. Значит, первое — рабочие места. Что самое досадное — культура природопользования, заложенная веками, исчезла. А ведь уникальная природа нуждается в сохранности, щадящем природопользовании. В старые времена на сходе решали, где и когда можно бить орех, а где — нельзя. Я как-то в местном музее прочитал рассказ, датированный началом прошлого века. В одном из сёл Красного Чикоя собрался сельский сход по поводу того, что один местный мужик зашёл в кедрач раньше срока и набил орех на чужих участках. Наказание — три года запрет на посещение тайги и 25 розог публично. Вот такое было управление! Необходимо идти навстречу традициям чикоян в использовании кедрача. Охрана парка и бережное отношение к природе позволит сохранить и растения, и животных. Кроме того, в парке появятся дороги, специальные места, где любители активного отдыха смогут разместиться, в целом будет развиваться инфраструктура. — Вы сказали, что парк — это охрана и организованный допуск, в том числе и на производственные работы. Но мы знаем, что в Чикойской тайге работают китайские предприятия. Вы сами как к этому относитесь? — Там, где сегодня работают китайцы, была известная российская компания. Её специалисты клятвенно заверяли, что на территории парка работы вестись не будут. Компания была недавно продана китайцам. Новые арендаторы берут всё подчистую, это сплошная рубка. Оценка лесных ресурсов последние 10 лет проводилась только на бумаге. Способы отведения участков позволяет часть кедра отдать под рубку. В советское время можно было на участке брать 10% кедра, сейчас — до 25%. Скоро всем предприятиям, работающим в Красночикойском районе, придётся согласовывать свои действия с руководством парка. «Чикой так и не познал» — Николай Петровчи, вы — автор четырёх иллюстративных изданий о природе Забайкалья. Что заставило вас взять в руки фотоаппарат? — У нас в крае есть то, чем нужно гордиться, что любить, защищать и сохранять. В своём творчестве я особо выделил Чикой, который до конца не познан, и Алханай, который сегодня очень востребован. Традиционное место отдыха превращено в место поклонения. И получилось хорошее сочетание. Буддисты очень внимательно относятся к сохранению природы. И это, в сочетании с уникальной природой, даёт своеобразные результаты: до 40 тысяч человек едут каждое лето на Алханай. И это ведь не только буряты, буддисты. Книги, которые мною подготовлены и изданы, востребованны как региональный компонент образования. Я смеюсь — все, кто уезжает учиться или работать в другой регион, должен иметь фотоальбом — на память. А если серьезно, то глава Красночикойского района Михаил Куприянов подтвердил тот факт, что 2/3 выпускников школ не возвращаются обратно на малую родину. Как выйти из ситуации? Только, если в экономике начнёт что-то меняться, но это длительный процесс. Чтобы привлечь в Забайкалье людей, нужны не только льготы, зарплата. Люди должны получать удовлетворение от того места, где они живут — это условия проживания, учёбы, работы, перспективы и, безусловно, окружающая среда. — Думаю, создание парка «Чикой» подвигнет вас на новые работы. Фотоохота продолжается? — Я вышел на пенсию и обнаружил, что моя лицензия на оружие просрочена. Винтовку я из дома давно уже не выношу. Рыбацкое снаряжение беру с собой, но из машины не вынимаю. Всё время, пока я нахожусь в тайге, занимает именно фотосъёмка. Часто выручают Виктор Яшнов — директор Сохондинского заповедника и другие фотолюбители природы. Теперь надеюсь на продуктивное сотрудничество с коллективом парка «Чикой». Для меня, несмотря на то, что я туда езжу 40 лет, Чикой до конца так и не познан. Возможно, со временем родится новая книга, но тут нужны не только время и деньги, но и единомышленники. Есть мечта показать заповедный Чикой как можно большему количеству людей.Кто выступал против его создания? Почему китайцам разрешено вырубать чикойский кедр? На эти и другие вопросы отвечает известный в Забайкалье эколог-краевед, фотохудожник Николай Назаров. «Это детище учёных» — Николай Петрович, историю создания парка вы знаете, как никто другой. Расскажите!  Досье  Николай Назаров родился в 1946 году в Чите. Окончил Читинский государст­венный педагогический институт, Новосибирскую высшую партийную школу. Общественный деятель, фотохудожник. — Современная история парка началась в начале 90-х годов. В то время проходила международная экспедиция, которая исследовала Байкальскую природную территорию. И тогда впервые прозвучали рекомендации, что около одного миллиона двухсот гектаров необходимо зарезервировать в Забайкалье под национальный парк. И каким был результат? Противоречивым. К примеру, депутаты Красночикойского районного совета проголосовали против создания парка «Чикой». Но в 2003 году региональные и федеральные власти согласились с мнением ученых в том, что создание парка — необходимость. Инициатива создания принадлежит именно экологам, учёным. Когда чиновники говорят, что это они работали над созданием парка, то это не совсем так. В первую очередь парк — это детище учёных. После многочисленных слушаний, в 2008 году, с учётом мнения населения (75 процентов — «За»), было принято решение региональной властью о создании парка в Красном Чикое. Настало время для шагов не формальных, а практических. И в 2010-м году документы по созданию парка были направлены в Москву. — Два года ушло на промежуточный период — с момента, когда местное население сказало «да», и до момента отправки документации. Почему так долго? — Чиновничья волокита, не более. Возможно, были чьи-то интересы, сдерживающие ситуацию. 28 февраля 2014 года было подписано постановление председателя Правительство РФ Дмитрия Медведева о создании национального парка, а в июле одобрен документ, разрешающий создать федеральное бюджетное учреждение. Сегодня мы находимся на самом последнем и интересном этапе — формировании управленческого аппарата. Китайцы тайгу не жалеют? — Объясните, пожалуйста, что даст забайкальцам создание национального парка «Чикой»? — Это будет самое крупное бюджетное учреждение в Чикое — до 100 штатных единиц. Значит, первое — рабочие места. Что самое досадное — культура природопользования, заложенная веками, исчезла. А ведь уникальная природа нуждается в сохранности, щадящем природопользовании. В старые времена на сходе решали, где и когда можно бить орех, а где — нельзя. Я как-то в местном музее прочитал рассказ, датированный началом прошлого века. В одном из сёл Красного Чикоя собрался сельский сход по поводу того, что один местный мужик зашёл в кедрач раньше срока и набил орех на чужих участках. Наказание — три года запрет на посещение тайги и 25 розог публично. Вот такое было управление! Необходимо идти навстречу традициям чикоян в использовании кедрача. Охрана парка и бережное отношение к природе позволит сохранить и растения, и животных. Кроме того, в парке появятся дороги, специальные места, где любители активного отдыха смогут разместиться, в
1c38
целом будет развиваться инфраструктура. — Вы сказали, что парк — это охрана и организованный допуск, в том числе и на производственные работы. Но мы знаем, что в Чикойской тайге работают китайские предприятия. Вы сами как к этому относитесь? — Там, где сегодня работают китайцы, была известная российская компания. Её специалисты клятвенно заверяли, что на территории парка работы вестись не будут. Компания была недавно продана китайцам. Новые арендаторы берут всё подчистую, это сплошная рубка. Оценка лесных ресурсов последние 10 лет проводилась только на бумаге. Способы отведения участков позволяет часть кедра отдать под рубку. В советское время можно было на участке брать 10% кедра, сейчас — до 25%. Скоро всем предприятиям, работающим в Красночикойском районе, придётся согласовывать свои действия с руководством парка. «Чикой так и не познал» — Николай Петровчи, вы — автор четырёх иллюстративных изданий о природе Забайкалья. Что заставило вас взять в руки фотоаппарат? — У нас в крае есть то, чем нужно гордиться, что любить, защищать и сохранять. В своём творчестве я особо выделил Чикой, который до конца не познан, и Алханай, который сегодня очень востребован. Традиционное место отдыха превращено в место поклонения. И получилось хорошее сочетание. Буддисты очень внимательно относятся к сохранению природы. И это, в сочетании с уникальной природой, даёт своеобразные результаты: до 40 тысяч человек едут каждое лето на Алханай. И это ведь не только буряты, буддисты. Книги, которые мною подготовлены и изданы, востребованны как региональный компонент образования. Я смеюсь — все, кто уезжает учиться или работать в другой регион, должен иметь фотоальбом — на память. А если серьезно, то глава Красночикойского района Михаил Куприянов подтвердил тот факт, что 2/3 выпускников школ не возвращаются обратно на малую родину. Как выйти из ситуации? Только, если в экономике начнёт что-то меняться, но это длительный процесс. Чтобы привлечь в Забайкалье людей, нужны не только льготы, зарплата. Люди должны получать удовлетворение от того места, где они живут — это условия проживания, учёбы, работы, перспективы и, безусловно, окружающая среда. — Думаю, создание парка «Чикой» подвигнет вас на новые работы. Фотоохота продолжается? — Я вышел на пенсию и обнаружил, что моя лицензия на оружие просрочена. Винтовку я из дома давно уже не выношу. Рыбацкое снаряжение беру с собой, но из машины не вынимаю. Всё время, пока я нахожусь в тайге, занимает именно фотосъёмка. Часто выручают Виктор Яшнов — директор Сохондинского заповедника и другие фотолюбители природы. Теперь надеюсь на продуктивное сотрудничество с коллективом парка «Чикой». Для меня, несмотря на то, что я туда езжу 40 лет, Чикой до конца так и не познан. Возможно, со временем родится новая книга, но тут нужны не только время и деньги, но и единомышленники. Есть мечта показать заповедный Чикой как можно большему количеству людей.